Школа коучинга


Почему так сложно любить своих детей-подростков

подросткиВечер. Стою в очереди на примерку в магазине одежды.  Из кабинки рядом со мной раздается; «У, ты моя красавица, солнышко мое, ну посиди немного у мамы на ручках, потерпи, маленькая». Затем, через несколько минут слышу тот же голос, но уже с совершенно другой интонацией: «Сколько ждать тебя можно?!  Весь магазин перемерила. Сил моих больше нет! Зачем тебе эта рванина?»

Через несколько минут из примерочной кабинки вышла девочка лет 15 с зелеными волосами и выбритым затылком, а также женщина с йоркширским терьером на руках.

Йорк стал для меня неожиданностью. Обычно так разговаривают с маленькими детьми, ласково, с теплотой и заботой. Но проходят несколько лет, дети подрастают и вместо радости зачастую вызывают у родителей раздражение. Почему?

Послушаем, что говорят об этом родители подростков.

«Они перестают нас слушаться»

«Вместо прежней, доверчивой и послушной Кристины, передо мной совсем другой человек. И она делает то, что мне не нравится.  Совсем не нравится.  Очень. Не нравится эта музыка, этот цвет волос, макияж, друзья, мечты… Но я ничего не могу сделать. Переубедить, повлиять, образумить – все это наталкиваются на стену. Стену непонимания. Если дочь прямо не высказывают несогласия, то, заглянув в ее глаза, я вижу пустоту. Так слушают учителя на уроке, думая о свидании на перемене», — делится мама 14 летней девочки.

«Они ломают то, что мы создавали»

«Кажется, лет с пяти дочь занимается художественной гимнастикой. Я возила ее на занятия в спортшколу через весь город, несмотря на усталость после работы и вал домашних дел. Это было важно для нее и меня. Первые победы в соревнованиях, разряды. Тренер говорил, что она очень перспективна, у нее хорошие данные.  Теперь ей 13, и я поставлена дочкой перед фактом, что на тренировки она больше не пойдет. Спрашивала ее: «Почему?»  Она отвечает: «Просто надоело» — рассказывает мама девочки-подростка.

Спорт, музыкальная школа, гимназический класс… Все то, в чем ребенок совершенствовался годами, куда вкладывал душу, а его родители –  средства и внимание, часто забрасывается подростком.

«Они критикуют нас»

«Ему заметны все наши слабости. Он знают нас лучше, чем кто-либо. И готов сражаться. И от безобидных, на наш взгляд, замечаний «взрывается», и понеслось… Авторитет для него —  все, кто угодно: приятель, телезвезда или блогер с ютьюба. Только не собственные родители…» — делятся отец и мать шестнадцатилетнего Максима.

«Они завоевывают пространство»

«Бардак в его комнате расползается по всему дому. Громыхающая музыка весь день. Вчера я ключи от машины не увидел на тумбочке. Хорошо вовремя заметил: он, видите ли, хотел показать машину друзьям…», — возмущается папа семнадцатилетнего Артема.

Не уважают, не ценят, не прислушиваются к нашему мнению…

Удивительно, но то же самое говорят о родителях подростки. Странно? Совсем нет. Ваш ребенок меняется и отстаивает право быть другим, зачастую не таким, каким хотите вы. И меньше всего он нуждается в критике. А больше всего – в понимании.

Да, переходный возраст полон противоречий. Это время изменений, отделения от родителей.   Прежним ребенок уже не будет, но и таким, как сейчас, он тоже не останется навсегда. Вас раздражает яркий макияж на пол-лица у дочери? Пройдет несколько месяцев, и она выберет другой стиль. Поймите: ваша дочь ищет свой новый образ.

Конечно, вы все еще отвечаете за своего сына или дочку. Но дайте им возможность поэкспериментировать в своем пространстве.  Внешность, музыка, своя комната – чем не площадки для эксперимента? Заодно и вы познакомитесь с новыми тенденциями в области окраски волос или с популярной в среде тинэйджеров музыкой. Подросшие дети могут рассказать нам много чего любопытного и нам есть что узнать у них.

Учите подростка уважать ваши границы. Да, он может класть вещи в своей комнате, так как ему нравиться, но они не должны быть свалены в прихожей и мешать другим членам семьи. Если вы чувствуете раздражение, возможно, сын или дочь нарушают ваши границы. Четко определите и обсудите  важные правила – время прихода домой, время сбора шумных компаний друзей, и т.д. Поговорите с ним или с ней на равных, как взрослый с взрослым, и объясните необходимость этих ограничений.

Поделитесь воспоминаниями о своем подростковом возрасте, своих увлечениях, которые, может быть, тоже не нравились окружающими, — так вы лучше поймете своего ребенка и увеличите уровень доверия с ним или с ней.

Поймите, что им тоже не просто. Совсем не просто взрослеть в нашем мире. И им нужна опора. Пусть этой опорой будет ваше понимание и поддержка их растущей независимости.

Родитель — он же коуч: беспроигрышная позиция



Как помочь обществу и самому заработать

социальные предприниматели

Социальные предприниматели решают   проблемы общества и зарабатываю при этом. Бизнес подход и вовлечение сообществ – такова формула успеха социально ориентированного бизнеса.

В 2006 году  индийский  банкир  Мухаммад Юнус получил Нобелевскую премию мира.  Он создал систему микрокредитования, когда малые суммы выдавались без залога и под низкий процент для развития семейного бизнеса. Это улучшило жизнь тысяч людей в регионе.

В России социальное предпринимательство является новой сферой деятельности. Для того, чтобы  ускорить превращение бизнес- идеи в прибыльный бизнес существуют акселераторы, своеобразные ускорители развития бизнес-проектов. Именно здесь предприниматели получают необходимые знания и навыки, встречаются с экспертами и инвесторами.

Чтобы узнать как происходит развитие российских социальных проектом  я встретилась с моей коллегой Оксаной Пешковой. Оксана –  профессиональный коуч, эксперт в области финансового менеджмента, кандидат наук. Она ведет программы в акселераторе социальных проектов Агентства социальных инвестиций и инноваций.

—  Оксана, с какой целью приходят социальные предприниматели к вам в акселератор?

— Они хотят отшлифовать свои идеи, завязать нужные контакты, заручиться партнерством и понять, куда идти дальше. Не буду говорить про тех, кто просто хочет добавить социальную составляющую, чтобы было больше финансов. Окей. Не важно, с какой целью человек приходит, когда человек начинает мыслить со стороны общества и задаваться вопросом: «Хочу ли я жить в таком обществе?» Если директор химзавода задастся вопросом, хочу ли я жить в обществе, где нельзя ловить рыбу, дышать чистым воздухом… Когда руководитель подразделения имеет мышление не сиюминутное, он видит будущее и он смотрит туда, в то общество, где возможно уже не ему жить, а жить ему детям. И такой руководитель берет ответственность, он думает о том, как его деятельность сейчас изменит это общество. Вот это и есть собственно социальные предприниматели.
Бывает много дискуссий. На первой лекции мы выслушиваем участников, как они понимают, что такое социальное предпринимательство. Большинство считают, что это работа в социальной сфере. На выпуске, когда есть уже навык системного мышления, они по-другому смотрят на это.

— Как бы ты определила, кто такой социальный предприниматель?

—  Мы говорим, что выпускаем лидеров социальных изменений через предпринимательство. Люди, которые мыслят каким образом улучшать общество и создавать прибавочную стоимость. Когда общество богатеет, создаются новые рабочие места, создаются новые линейки продуктов.

— Как строится программа в акселераторе?

— Первые два месяца – это работа над тем, кто я, что может мой проект дать обществу? А дальше начинается бизнес-образование, коучинг, подключаются партнеры. Например, блок маркетинговый стратегий мы решаем привлечением планеты.ру. Они ведут двухдневный тренинг. Очень серьезный, о краудфандинге. Это не просто тренинг. Те проекты, которые готовы поработать в этом формате, их еще и консультируют, каким образом использовать этот инструмент продвижения себя и поиска дополнительных ресурсов.

Следующая история – о том, как быть услышанным. Этот навык они полгода системно тренируют. Человек понимает, что он хочет донести до общества сначала на самом высоком уровне – духовном. А дальше начинается – как работать с презентацией, как формировать свои выступления.
В первые три месяца происходит вовлеченность, люди берут ответственность на себя. Кто не взял, тот уходит. У тех, кто остается всегда есть личная история. Ты увидел «дырку» в социуме, которая тебя лично затрагивает.

— Ты можешь поделиться такими историями?

— «Altourism». Проект очень интересный. Интересных людей собирает. Катя Затуливетер – автор проекта. Концепция ее — это пробуждение активности на местах. Регионы начнут развиваться, когда перестанут ждать помощи и начнут сами что-то делать. В Москве масса людей  живут по принципу «работа -дом, работа – дом». А духовный вектор никто не отменял. Она предлагает один из смыслов. Это поднятие нашей Родины. Мы хотим, чтобы наша Родина, была красивая, богатая, туристически привлекательна и люди там жили хорошо, из деревень не уезжали, а наоборот развивали, леса сохраняли, животных. А у нас какая тенденция? Все уезжают из сел, деревень.

Катя ориентируется на людей, потребность выживания у которых решена, средний класс и топ менеджеры, Питер и Москва. Люди готовы отдыхать. Тратить деньги на комфортный отдых. Высокий уровень комфорта. Это важно. Местные жители принимают туристов и знакомятся с международными требованиями по приему гостей. Белье из под которого торчит матрас  никого из нас не смущает на наших базах и изумит, если мы приедем в Европу. Ну, это Россия-матушка. Длина матраса и простыни должны дружить друг с другом. Или приезжают туристы и матрасы не застелены. И на голубом глазу объясняют, что утром уехала группа… Т.е. это для организаторов это нормально. Приедут туристы, а там разберемся. Для Кати это важно, мы не должны проваливать уровень. Должны задавать планку. Причем принципиально, чтобы в этих местах появились люди, которые разделяют концепцию – хочешь быть счастливым, будь им. Они связываются с Катей, она выезжает на разведку, смотрит, какой резонанс может дать эта история, создать рабочие места. Например, в Карелии, где люди живут ягодами, рыбой. И просто нужно построить причал, чтобы туристы могли к нему пристать и воспользоваться всей этой красотой.

— Как там могут принять людей из мегаполиса с хорошим уровнем сервиса?

— Как ни странно, там есть коттедж. Или, если есть запрос, что мы хотим жить в палатке – тоже возможно. И это нормально, это не понижение уровня сервиса. Лично моя история: я  люблю жить в палатке, тем более в Карелии.  И я готова за нее заплатить.  Я готова заплатить, чтобы палатка была на деревянном постамента. Чтобы там был ортопедический матрас, чтобы спина не болела.

Естественно это отдых. И работа —  это три часа. Работа со смыслом. Дальше есть программа и походы и путешествия. Начиная с того, что завтрак у них у всех был на корабле. Одна группа жила в коттедже, другая в палатках. И они все завтракали на корабле, с замечательными видами Онежского озера, с вкуснейшей местной едой.

— И что они сделали?

— Причал начат. И в этом году будет продолжен. Концепт не в том, что москвичи все сделают. Важно вовлечь местных жителей в социальную активность. Вообще критерий оценки, что это доделывает население. В первые дни активисты уже приводят людей. Уже во время работы происходят контакты. Задача – преодолеть апатию, зарядить энергией.

Или, например, можно травы собирали. Меня бесконечно восхищают в этих поездках, что они на любой вкус. Кому то нравиться бревна таскать. Проект в Карелии вообще для суровых финских парней. А можно что-то посадить. Или травки лечебные пособирать. В Приозерье в заповеднике. Это другая история. Там деревни уже никакие. Была идея создать цех по сушке трав и упаковке чаев. Запустить это тоже приехали москвичи, показать, что все это можно сделать.

— Очень интересный проект!

— Все равно есть и боль. Масштабы наших проектов небольшие. Все они носят точечный, робкий характер. Мы конечно обращаемся к зарубежному опыту, где есть масштабные проекты. Но надо учесть, что в зарубежном обществе потребность в социальном проектирование внедрена в структуру общества. Только сейчас у нас это стало развивать. Сейчас в школы вводится это направление. Общественная деятельность, но школьников учат смотреть на свою деятельность с уровня государства. В Высшей школе экономики есть уже факультет социального проектирования. Это тренд, тренд нынешнего десятилетия. Взять ответственность за общество, в котором ты живешь, за свое окружение, привнести в окружающую жизнь свои ценности. Процесс уже идет.



Один на улице. Как подготовить ребенка

boy-alone-street-

Лето – замечательная возможность для развития самостоятельности ребенка и формирования навыков безопасного поведения на улице.

В жизни каждого ребенка наступает момент, когда он начинает ходить самостоятельно в школу, в магазин или на кружки. Раньше это  происходило в промежуток между  7 и 9 годами.

Теперь детей из больших городов сопровождают до гораздо более старшего возраста. Часто только во время каникул на даче дети могут почувствовать радость самостоятельного передвижения.

Решилась на эксперимент летом и я, приехав из Москвы в маленький крымский городок, город моего детства.

5 минут до старта. Красный рюкзачок с веером и формой для ушу собран, бутылка воды и мобильный телефон. Поцелуй в макушку. «Мама, я пошла. Позвоню!» – и моя 8 летняя дочь скрывается за дверью.

Сегодня Аня первый раз идет одна на секцию ушу. Без провожающих. И возвращается сама.

А здесь я поделюсь с вами тем, что я сделала прежде чем отпустить ребенка в самостоятельный «поход».

1.      Выберите маршрут

Определитесь, куда вы хотите, чтобы ходил ваш ребенок сам?  Зачем это вам и ему? Это может быть поход в ближайшую булочную и ребенок, сможет приносить каждый день к обеду хрустящий багет, не забывая купить себе булочку на собственное усмотрение. Или это будет дорога на занятия в секцию, как было с моей дочерью. Она получила возможность идти часть пути со своей новой подругой, чему была несказанно рада, а я – полтора часа свободного  времени три раза в неделю.

2.      Освойте дорогу вместе.

Начните с несложной задачи. Выберите простой и  знакомый ребенку маршрут. Пройдите несколько раз его сами вместе с ним, проверьте, усвоил ли он куда нужно идти. Ведь зачастую  мы и сами не запоминаем дорогу, если нас кто-то ведет. Спросите, идя вместе с сыном или дочкой: «Куда нам дальше идти? Что-то я забыла…». Пусть ребенок подскажет вам.

3.      Обратите внимание ребенка на возможные сложности

Понаблюдайте за поведением сына или дочки, и  определите  потенциально опасные моменты. Например,  переходя улицу, ребенок обращает внимание только на  светофор, не видя того, что происходит вокруг. Прокомментируйте это:  «Не спеши переходить дорогу, даже, если загорелся зеленый свет.  Прежде посмотри налево. Машина может не успеть затормозить перед светофором или поворачивать и не заметить тебя».

Обсудите, как общаться с незнакомыми людьми. Не стремитесь запугать ребенка. Одна сердобольная московская бабушка, видя, как 9 летний ребенок  один возвращается из школы, ахнула: «Как же ты одна то идешь, тебя же украдут!». Чем очень сильно перепугала девочку.  Лучше, вместо запугивания, объясните правила  безопасного поведения на доступном ребёнку языке.

4.      Будьте всегда на связи

У ребенка всегда должна быть возможность связаться с вами, а у вас с ним.  Договоритесь, что при любом изменении маршрута, он позвонит вам. Хочет ли он погулять с друзьями после кружка или зайти в магазин, обо всем этом он должен сообщить вам. У детей младшего школьного возраста самоконтроль только формируется. Ребенок запросто на обратном пути может зайти на игровую площадку в соседний двор, и забыть позвонить вам.

5.      Поддерживайте ребенка

Самостоятельная дорога в кружок или в магазин – это еще одна веха на пути взросления ребенка. Он учится полагаться на себя, принимать решения. Обсуждайте с сыном или дочкой, что они увидели нового по пути, что пошло не так. Моя дочка все-таки запуталась по пути, повернув не за тем домом. Но зато с какой гордостью она рассказывала мне, как нашла дорогу. Это была настоящая радость первопроходца!

Современные дети лучше ориентируются в интернете, чем на своей улице. Не случайно в психологии даже появился специальный термин — «лабораторные дети». Они предпочитают игры на планшете дворовым компаниям. В школу, на кружки и занятия их водят или возят родители, бабушки, гувернеры. У современного ребенка в большом городе мало шансов выйти за стены «лаборатории» и посмотреть,  что там снаружи. А ведь детям  очень важен опыт самостоятельного  освоения мира.  Так формируется вера в себя, в свои силы и возможности.

Безопасность детей во дворе: правила поведения



Родитель — он же коуч: беспроигрышная позиция

родитель-коуч

Каждый родитель хочет, чтобы его сын или дочь выросли самостоятельными, думающими, уверенными в себе людьми. Как этого достичь, используя в родительской практике инструменты коучинга?

Сопоставим роли профессионального коуча и родителя. В чем их сходство? Что приобретает родитель, освоив роль коуча?

Задача коуча — помочь клиенту раскрыть свой потенциал. Любой родитель искренне желает, чтобы задатки и способности его ребенка реализовались, чтобы он достигал целей, которые перед собой ставит.

Коуч опирается на ресурсы, которые есть у клиента. При помощи вопросов он способствует осознанию клиентом своих скрытых возможностей и использованию их по максимуму. Родитель тоже видит в ребенке скрытые ресурсы и помогает ему понять свои сильные стороны и зоны роста.

Партнерские отношения

Коуч и клиент — это партнеры: их отношения всегда на равных. До определенного возраста отношения родителя и ребенка строятся на другом «фундаменте». Родитель — это авторитет, наставник, старший друг. Но как научить ребенка самостоятельно мыслить и видеть последствия своих действий, коль скоро родители думают за него с высоты своего опыта и понимания жизни?

Партнерские отношения с ребенком помогут ему в освоении мира. Когда ребенок задает вопрос, у родителей есть выбор — дать готовый ответ или предложить поразмыслить: «А как ты сам думаешь? Какие у тебя есть варианты?» Поделитесь с юным исследователем фактами и мнением специалистов в данной области и предложите самому сделать выбор среди многообразия идей с аргументацией своей точки зрения.

Самостоятельные решения

Осознание, ответственность, выбор — основа коучинга. Эти же качества родители стремятся развивать в своих детях. Родитель-коуч побуждает ребенка искать ответ самостоятельно — рассматривать разные варианты, делать выбор и задумываться о последствиях своего решения.

Сохраняя коуч-позицию, можно обсуждать любую сложную ситуацию даже с ребенком дошкольного возраста. Например, дочь, вернувшись из детского сада, рассказывает о том, как лучшая подруга не дала ей куклу. Когда рыдания прекратятся и она немного успокоиться, можно спросить: «Как иначе можно было поступить в данной ситуации?»

Вырвать куклу, ссориться и кричать на весь детский сад — первый вариант. А может, есть и другие? Подруга отдала куклу другой девочке. «Что в твоем поведении побудило подружку отдать куклу не тебе, а ей? А если бы у тебя была новая кукла, отдала бы ты ее подруге?» Предложите дочери самой решить, как вести себя в подобных ситуациях.

Так ребенок постепенно приучается мыслить, понимать себя и других, отвечать за свои поступки — становится самостоятельным. И, что важно, он больше доверяет родителям, чувствуя их уважительное отношение к своему мнению.

Отрытые вопросы

Задавая вопросы, предполагающие развернутый ответ, родитель побуждает ребенка делиться не только фактами, но и чувствами, желаниями, мечтами. Однако открытый вопрос, заданный формально («Как дела в школе?»), здесь не работает: на него последует «дежурный» односложный ответ: «Нормально».

Вопросы, начинающиеся со слова «почему», вызывают защитную реакцию, побуждая любого человека оправдываться. Если ваша цель — не отчитывать ребенка за невыполненное домашнее задание, а понять причину и предотвратить подобные ситуации в будущем, можно спросить: «Что тебе помешало выполнить домашнее задание? Как ты можешь организовать свое время, чтобы тренировки по дзюдо не мешали выполнять уроки вовремя?»

Взаимное доверие, готовность к контакту, искренний интерес к другому человеку — «топливо» коучинга. Без них даже самый лучший вопрос — лишь набор слов.

Реализованная цель

Понимание важности цели ускоряет ее достижение. Родитель-коуч может поддерживать концентрацию ребенка на цели, задавая вопросы: «Почему это важно для тебя? Что произойдет, когда ты этого достигнешь? Как измениться твоя жизнь, если ты это сделаешь?» Высокий балл на экзаменах, победа на спортивном соревновании, успешное публичное выступление — пусть ребенок представит себе, как это с ним произойдет. Представление реализованной цели даст энергию на пути к ней и «подзарядит батарейки» мотивации.

Глубинные ценности и стремления

Ценности — основа глубинных изменений и долгосрочных результатов. Родитель-коуч помогает своему ребенку понять его глубинные ценности и стремления, определить, каким он хочет стать. Это можно сделать в формате игры. Предложите ребенку пофантазировать: «Представь, что ты можешь стать любым животным или растением. Кого или что бы ты выбрал?»

Ваш сын хотел бы превратиться, к примеру, в сильного, ловкого, смелого тигра. Следующий вопрос: «Какие качества нравятся тебе в этом животном?» Узнайте, считает ли он себя сильным, смелым и ловким. Как эти качества проявляются в его жизни? Если бы у него были все эти качества, как бы он себя вел и что делал? Как он может развить недостающие качества? Что для этого нужно сделать? Ознакомившись с образом, который создала фантазия ребенка, с качествами, которые ему нравятся, вы лучше поймете своего ребенка, поможете ему стать таким, каким он хочет быть.

Воспитывая ребенка, родители выбирают разные роли. Вы можете быть наставником для ребенка и передавать ему свои знания и опыт — это очень ценно. Но в ситуациях, когда важно, чтобы ребенок развивал самостоятельность и лучше понимал себя, выступайте как его партнер. И чем старше становится ваш ребенок, тем позиция родителя-коуча становится более значимой.

Опубликовано в 10 номере журнала «Все(м) о коучинге» проекта  http://prosto-coach.ru/



Антихрупкость в меняющемся мире

Блистательный Нассим Талеб не боится смотреть в глаза неизвестности. Он трезв в своей оценке границ нашего познания и беспощаден в критике усыпляющих расхожих иллюзий, не учитывающих фактора «чёрных лебедей» — малопрогнозируемых неожиданностей, потрясающих общественные, природные или экономические системы.Чтобы жить в таком мире, где есть принципиально несхватываемый инструментами нашего разума элемент случайности, необходимы особые навыки.

Собственно, антихрупкость Талеба — это такая система, в которую входит практическая философия (особая мотивационно-ценностная установка и определённые правила применения интеллекта) и  набор навыков, пересмотренных через призму этой особой философии жизни. А это и есть гипернавык.

Как же не быть хрупким в постоянно меняющемся мире, как не рассыпаться, подобно колоссам на глиняных ногах в мире политики, или бумажным тиграм в мире бизнеса, о чьих крушениях вследствие «чёрных лебедей» мы слышим то и дело?

Во-первых, для этого нужна новая практическая философия, или  правильное мышление (воспользуемся этим термином из восьмиричного пути буддизма). Н.Талеб достаточно подробно в своей книге описывает его особенности, правила и методы. Мы же в рамках этой статьи лишь очертим его ключевые характеристики. Правильное мышление имеет два уровня — правильные постулаты или установки,и правильные методы оценки ситуации. Правильные постулаты вкратце таковы:

а) случайность и непредсказуемость — неизбежный элемент реальности,

б) избыточная точность в планировании и прогнозировании приводит к кардинальным просчетам, поэтому у меня есть право на ошибку,

в) принятие случайности и непредсказуемости создаёт условия для выработки и применения новых способов мышления.

Правильные методы оценки ситуации базируются на данных установках. Если не касаться математической их стороны, прекрасно описанной в книге «Антихрупкость», то в сугубо практическом аспекте это:

а) поправка субъективной оценки вероятности на «нелинейность» больших систем (попросту допущение риска, о котором мы не догадываемся) — это нужно, чтобы не оказаться в ситуации индейки, которая успокоилась на том, что её открамливали 364 дня, и исключила из своей картины мира вероятность того, что на 365-й она угодит в суп. «Индюк тоже думал, да в суп попал».

б) тактика фланирования, или корректировки следующего шага после совершения предыдущего, с учётом обратной связи о текущих ошибках и отклонениях. Т.е., например, я не следую жёстко намеченному маршруту, оказавшись в незнакомом городе, как излишне дисциплинированный турист, а немного отклоняюсь от маршрута, что важно, и когда понмаю, что есть ошибка в плане или карте, и когда просто вижу что-то интересное на своем пути, — фланирую.

Во-вторых, нужно правильное поведение (снова используем буддийский термин). Оно базируется на возможности постравматического роста. Что это такое?

Если система жёсткая, излишне бюрократизированная, например, то она становится уязвимой, хрупкой. Для неё стрессы, неожиданные удары, не могут стать источниками роста. Да и сам рост в ней невозможен, раз она жёстко запрограммирована. Всякие случайности могут, либо, быть ею учтены (тогда происходит ее нормальное функционирование, адаптация), либо приводить к поломке, (а это дезадаптация). Такое случается и с техникой, и с экономикой, и с человеком.

Если в системе есть, так сказать, орган «правильного мышления», в приведенном выше значении, то она от случайностей и стрессов может получить новые преимущества, т.е. расти. Так и происходит с живыми организмами, с живым в целом. Живое, органическое, имеет возможность не просто адаптации к стрессу или травме, но и посттравматического роста.

А что именно в поведении приводит или может привести к такому росту? Для описания соответствующих навыков Талеб использует образ штанги.

174044

У штанги, как известно, два тяжёлых диска между соединяющей их осью. Причём оба этих диска имеют одинаковый вес. Что же это за диски, применительно к жизни в меняющемся мире? Что должно быть уравновешано?

С одной стороны, это надёжные, беспроигрышные вложения. Такие тактики, которые обеспечивают маленький, но стабильный выигрыш. Так сказать, тыл. Например, у меня есть 10 тысяч каких-то денег. Следуя модели штанги, мне стоит 9 тысяч вложить в очень надёжные акции или в депозит очень надежного банка, и пусть он даёт только 1% дохада, зато гарантирует возврат вложенных средств. На уровне трудоустройства это может быть стабильная работа, пусть и не творческая. На уровне умений — это овладение совсем не романтическим, но всегда востребованным ремеслом. И т.д. Только не надо забывать при этом о другой стороне штанге (и помнить об ошибке индюка).

С другой стороны, это пропорциональные им рискованные вложения.Т.е. 1 тысячу из 10-ти стоит вложить в какой-нибудь многообещающий стартап под 1000% годовых. Пусть риск потерять велик. Зато и выигрыш весьма привлекателен. Значит, нужено быть человеком-оркестром, давать волю своему творческому «я», всерьёз заниматься чем-то креативным, пусть и на первый взгляд на данном отрезке времени малодоходным (но что может пригодиться при резком изменении обстоятельств).

Так и формируется гипернавык «антихрупкости», или «установки развития». Он позволяет открыто принимать жизнь во всем её многообразии, и действительно расти в меняющемся мире.

 

 

 

 



css.php